Новые возможности торакальной хирургии

Развитие эндохирургии не стоит на месте. Особую роль в этом процессе приобретает интуитивная хирургия, главным условием которой является применение телеоперационных систем и роботов. Для проведения таких операций необходимо оснащение операционной консолью для визуального действия хирурга и механического оборудования для управления инструментами с помощью робота. Все действия хирурга при помощи 3D-видеоконтроллера и оптического увеличения передаются роботу через консоль. Именно этот процесс позволяет добиться высокой точности всех действий врача.

«Торакальная хирургия» – сегодня этот термин широко известен в профессиональных кругах специалистов. Оперативное лечение заболеваний органов грудной клетки: трахеи, легких, плевры, средостения, — вот те направления, которыми занимаются торакальные хирурги.
Благодаря малоинвазивным технологиям, среди которых видеоторакоскопия и медиастиноскопия, разработанных торакальными хирургами, появились новые возможности оперирования легких, сердца и других органов брюшной полости. Кроме этого, за счет получения образцов тканей для гистологического исследования, расширились диагностические возможности, и сократилась продолжительность операций. Размеры и травматичность операционного доступа в торакальной хирургии имеют большое значение. Во многих случаях именно доступ, а не внутригрудное вмешательство, определяет общую переносимость операции, продолжительность реабилитации и скорость выздоровления пациента.
Еще в конце прошлого века, швейцарский хирург Теодор Кохер сформулировал мнение относительно размеров оперативного доступа: «Доступ должен быть настолько большим, насколько это нужно, и настолько малым, насколько это возможно». Сегодня, применение малоинвазивных технологий позволяет добиться снижения травматичности оперативных вмешательств, многие из которых можно выполнить с помощью метода видеоассистенции или видеоторакоскопии. Они применяются при операциях на легких, средостения, плевре, пищеводе, для лечения рака, пневмоторакса, гнойно-воспалительных заболеваний, кист и нарушения проходимости пищи. Оперативная видеоторакоскопия позволяет заменить те операции, которые влекли за собой широкое вскрытие грудной клетки, массивную травматизацию и большую кровопотерю у пациента.
Необходимо отметить важный момент – это возможность получения трехмерного изображения при проведении операции. Такой эффект изображения человек может получить из-за разного восприятия изображения каждым глазом. На разнице изображений в обоих глазах основывается восприятие объема и глубины. Для того, чтобы добиться подобного эффекта, эндоскоп оснащают специальной камерой, в которой есть две оптические системы. Они обеспечивают раздельную передачу на особый монитор двух несколько различающихся изображений – условно левого и правого. Раздельное восприятие изображения с монитора левым и правым глазом хирурга осуществляется через стереоскопические очки. При этом изображение, передаваемое левой оптической системой, хирург воспринимает левым глазом, и наоборот (3-dimensional system — 3D).
Такое трехмерное изображение упрощает ориентировку в полости и облегчает действия инструментами, которые приближаются к привычным в открытой хирургии.
Преимуществ у таких операций немало. Во-первых, малая травматичность операции, вследствие чего, меньшая болезненность после оперативного вмешательства, а отсюда и сокращение срока реабилитации пациента, во-вторых, быстрое восстановление функции руки на оперированной стороне и более короткий срок госпитализации.
«Единственное неудобство, при проведении таких операций, — отмечает Жильбер Массар, профессор торакальной хирургии Страсбургского университета имени Луи Пастера, — невозможность пальпации во время оперативного вмешательства и ограниченность в действиях инструментами. При этом приходится быть готовым к сложности остановки кровотечения, если оно возникнет, а также учитывать необходимость раздельной интубации бронхов и блокады бронха с обеспечением коллапса легкого на оперируемой стороне». Однако, несмотря на это, такие операции являются предпочтительными, в-первую очередь, из-за своей малой травматичности. «Кроме этого, — продолжает господин Жильбер, — уже после нескольких проведенных операций у хирурга появляются опыт и сноровка. Поэтому, как и в любом деле, здесь важна практика и желание научиться применять новые технологии».
Развитие эндохирургии не стоит на месте. Особую роль в этом процессе приобретает интуитивная хирургия, главным условием которой является применение телеоперационных систем и роботов. Для проведения таких операций необходимо оснащение операционной консолью для визуального действия хирурга и механического оборудования для управления инструментами с помощью робота. Все действия хирурга при помощи 3D-видеоконтроллера и оптического увеличения передаются роботу через консоль. Именно этот процесс позволяет добиться высокой точности всех действий врача.
Первой разработкой в этом направлении были роботы-ассистенты, которые могли фиксировать эндоскоп и камеру по словесному распоряжению хирурга. Сейчас эти технологии широко внедряются в нашу обычную жизнь. Робот реагировал на голос врача, выполняя тот же механизм операций, что и телефон при голосовом наборе. Следующим усовершенствованием роботов стало появление руки с электронным управлением и контролем хирурга. Появилась возможность подъема предметов весом до 1,5 килограммов с удержанием эндоскопа. Все это было совмещено с ранее заявленной реакцией на голос хирурга и выполнением ключевых команд. Последняя разработка в этом техническом сегменте представляет собой сложные устройства, которым присваивают собственные имена (например, роботы Моnа, Da Vinci, Aesop, устройство для голосового контроля действий Hermes).
При использовании микророботов их передвижение фиксируют на цифровом носителе. Патологию оценивают по специальной программе с помощью применения технологий искусственного интеллекта. Пациент при этом никаких неприятных ощущений не испытывает.
Еще одно применение роботов, где их работу нельзя недооценить – это интраоперационная лучевая терапия. «Технологии, которые сегодня разрабатываются и применяются, в том числе и телеоперационные системы с компьютерной ассистенцией и роботы-телеманипуляторы для эндохирургии, — все это должно обеспечивать возможность дистанционного выполнения самых различных и сложных операций через минимальный оперативный доступ», — уверен профессор Жильбер Массар.
В рамках проведения международной научно-практической конференции, которая состоялась недавно в Омске и была посвящена вопросам торакальной онкологии, был проведен ряд операций. Особый интерес вызвала видеоторакоскопическая лобэктомия (VATS – Video Assisted Thoracoscopic Surgery) при раке легкого.
Торакоскопические лобэктомии выполняются при заболеваниях легких, в том числе по удалению злокачественных опухолей. Наличие опухоли не ограничивает применение этой методики. Но нередко при выборе метода оперативного вмешательства перед хирургом встает вопрос о соблюдении онкологических требований, например, по удалению необходимого числа лимфатических узлов или ярко выраженное врастание в окружающие ткани самой опухоли и т.д..
Несмотря на это сегодня благодаря высокому уровню технологического обеспечения даже в трудных случаях можно выполнить малоинвазивную операцию, сложную и требующую определенного профессионального опыта. На сегодняшний день она проводится с применением минимально инвазивной хирургической техникой. Процедура проводится под общим наркозом. При малоинвазивном вмешательстве выполняются 2-3 разреза между ребрами на соответствующей стороне груди по 1-2 см каждый и мини-доступ для манипуляций и извлечения препарата до 5 см, тогда как при классической торакотомии длина кожного разреза может достигать 20-30 см – что кроме более выраженного болевого ощущения вызывает и значительно худший косметический эффект. Один разрез предназначен для вставки маленькой камеры в грудь, использование камеры для видеоподдержки позволяет хирургам отказаться от применения ранорасширителей, что также значимо снижает болевые ощущения в послеоперационном периоде, и без чего невозможна классическая торакотомия. Бытует мнение, что такая операция длится гораздо дольше привычной торакотомии, однако, в руках опытных врачей операционное вмешательство занимает столько же времени, сколько длится операция при открытом доступе. Кроме этого, нельзя забывать о применении современных способов анестезии, которые позволяют без последствий для больного проводить наркоз так долго, как это требуется хирургу.
Особое внимание хирурги обращают на сокращение послеоперационной реабилитации после миниинвазивного доступа. Снижение хирургической агрессии при применении таких операций позволяет назначать пациентам меньшее количество обезболивающих лекарств, а значит, человек может быстрее вернуться в обычный ритм жизни.

 

Поделиться
RSS
Follow by Email
Facebook
Facebook
Google+
http://nmt-omsk.ru/183/
Twitter
LinkedIn
SOCIALICON